вторник, 2 сентября 2014 г.

По каким критериям государство оценивает научные достижения вуза и отдельного учёного?

 «За одни ужасные сутки, – утверждал Платон, – вся ваша воинская сила была поглощена разверзнувшейся землей; равным образом и Атлантида исчезла, погрузившись в пучину». Так и наши научные квалификации и статусы могут исчезнуть в течение дня. Каким образом? Государство введёт новую систему критериев для оценки наших достижений и для распределения денег и статусов. Правда, многие «новые» критерии давно известны. Но все ли готовы к изменениям? Государство уже играет по новым правилам – и, как обычно, возникает ситуация, которую Ульрих Бек описал так: одни игроки «как бы играют еще в шашки», а другие – «уже в шахматы».
А, собственно, по каким критериям оцениваются научные достижения организаций и отдельных учёных сейчас? И как наши достижения будут оцениваться в будущем? Если мы стремимся добиться не просто интеллектуального, но и, в широком смысле, профессионального успеха, на какие показатели мы должны ориентироваться? Каковы же новые правила игры, призом в которой будут гранты и степени? И какое отношение к каждому конкретному учёному имеет критериальная система для оценивания научных достижений всего вуза?

Почему это так важно?
Государственная система критериев для оценки научных достижений вуза показывает нам, что именно ожидает от университета (в части его научной активности) общество и государство. Выполнение или невыполнение заданных показателей научно-исследовательской деятельности может превратиться в вопрос о выживании или невыживании вуза. Формализованные статистические обследования дают министерству основания увеличивать финансирование одних вузов и закрывать другие. Система критериев задаёт облик желаемого будущего, формирует цели. Можно сказать, что любая система критериев – это ещё и движитель развития университета. Именно поэтому критерии оценивания и их пороговые значения – это важнейший факт нашего существования.
Безусловно, критерии должны быть исчисляемыми. Но ведь наиболее важные качественные результаты вуза как социального института (например, перспективность научных прорывов или вклад педагогов в развитие личностей обучающихся) невозможно точно измерить. Тем не менее, некоторые исчисляемые индикаторы (критерии, показатели) косвенно могут свидетельствовать об уровне наших достижений. Итак, оценивание по формализованным (исчисляемым) критериям – это сущностно ущербный, но единственно возможный в современном мире подход. Конечно, хорошо, когда Ваш шеф знает, насколько хорошо Вы работаете; но федеральное министерство далеко и высоко – и оно может определить кто лучше, а кто хуже, кто молодец, а кто паразит только на основании формальных критериев.
И это обстоятельство делает любую критериальную систему уязвимой для критики; но такая критика, на самом деле, уже никого не интересует. Вспомним, как вводилось ЕГЭ: государство решило, что формализованная оценка достижений будет – и спорить с этим бесполезно, потому что это не просто правильный, а единственно возможный вариант. Можно рассуждать лишь о содержании критериев, величинах весовых коэффициентов и процедурах оценки. И эти рассуждения длятся уже несколько лет. Это не секрет. Но сам принцип оценивания – вопрос давно решённый.
Добро пожаловать в прекрасный исчисляемый мир!
Фигурное катание. Чемпионат Европы 1989 года в Бирмингеме (Великобритания). Источник изображения: http://fenixclub.com/index.php?showtopic=137866&st=0
И всё равно, я уверен, что когда новые критерии будут введены, это окажется для нас сюрпризом. Потому что все мы привыкли к старым, понятным и даже в чём-то приятным играм вокруг квалификаций: ваковские статьи, заседания диссоветов с банкетами, отзывы на авторефераты, заочные конференции... И вдруг это (не всё, конечно, но по большей части) оказывается (с точки зрения государства) практически подрывной деятельностью или, в лучшем случае, архаизмом. А нужно, оказывается, нечто другое…
Забегая вперёд, обозначу важное наблюдение моего обзора критериальной системы научно-исследовательской деятельности. Эта система формировалась во многом стихийно. Она состоит из разнородных частей: в рамках различных кампаний, проектов, отчётов или экстраординарных статистических обследований университет оценивают по разным – порой не совпадающим – критериям. Многие формулировки имеющихся критериев, показателей и индикаторов аморфны или спорны. Однако в этой весьма хаотичной совокупности требований уже можно обнаружить общую логику и некоторые константы. Это позволяет уже сейчас понять, на формирование какого желаемого облика университета направлены усилия государства.

С какими критериями мы имеем дело сейчас?
Пожалуй, наиболее туманной и аморфной является система аккредитационных критериев. Здесь и далее я привожу серым шрифтом различные перечни критериев, но лучше их не читать – на некоторых формулировках можно сломать мозги))
<< 
Для подтверждения статуса государственного университета в соответствии с приказом Рособрнадзора от 2011 г. образовательное учреждение должно удовлетворять следующим требованиям (здесь и далее рассматриваются лишь критерии, индикаторы и показатели, относящиеся к научно-исследовательской деятельности на базе университета):
«100% штатных преподавателей по образовательной программе принимают участие в научной и/или научно-методической, творческой деятельности.
Осуществление фундаментальных и (или) прикладных научных исследований не менее, чем по 4 отраслям наук, соответствующих образовательным программам, реализуемым в рамках УГС /// УГС – укрупнённая группа специальностей.
Среднегодовой объем финансирования научных исследований по каждой из отраслей наук, соответствующих образовательным программам, реализуемым в рамках УГС, не менее 3 млн. руб.
Наличие результатов интеллектуальной деятельности в выполненных научных исследованиях по 4 или более отраслям наук, соответствующим образова­тельным программам.
Наличие результатов интеллектуальной деятельности в выполненных научных исследованиях не менее чем, по 4 отраслям наук, соответствующих реализуемым УГС.

Количество научных публикаций в ведущих российских и зарубежных журналах в расчете на 100 человек научно-педагогического состава - не менее 5 в год.


Проведение на базе образовательного учреждения международных и (или) всероссийских научных и (или) научно-практических конференций, художественно-творческих мероприятий в течение 6 лет, предшествующих государственной аккредитации, не менее, чем по 4 отраслям наук, соответствующим реализуемым УГС, с изданием сборников трудов.

Процент аспирантов, защитившихся в течение одного года после окончания аспирантуры (от числа поступивших) - не менее 25%».
>> 
Аккредитационные показатели на фоне иных критериев выглядят наиболее архаичными и нечётко сформулированными. Допускают различное толкование такие формулировки как «ведущие научные журналы», «художественно-творческие мероприятия», «принимают участие в научной деятельности» и многие другие.

Однако выполнение аккредиционных показателей в современных условиях недостаточно для сохранения вузом прежнего статуса. В 2012 году Минобрнауки РФ, выполняя принципиальную установку Правительства на сокращение числа вузов, приняло решение о проведении экстраординарного статистического обследования, которое для краткости назовём «мониторингом эффективности». Я писал об этом мониторинге в другом посте.
В ходе мониторинга эффективности оценивалась не только научная составляющая вуза. Но я приведу лишь критерии оценки научной деятельности, которые были использованы в самом последнем мониторинге – 2013 года (по результатам деятельности за 2012 год.)
<< 

№ п/п
Наименование показателя Мониторинга эффективности вузов и филиалов 2013 г.
II.1
Количество цитирований в Web of Science/Scopus в расчете на 100 НПР
II.2
Количество цитирований в Российском индексе научного цитирования (далее – РИНЦ) в расчете на 100 НПР
II.3
Количество публикаций в Web of Science/Scopus в расчете на 100 НПР
II.4
Количество публикаций в РИНЦ в расчете на 100 НПР
II.5
Общий объем научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (далее – НИОКР)
II.6
Объем НИОКР в расчете на одного НПР
II.7
Удельный вес средств, полученных вузом от управления объектами интеллектуальной собственности, в общих доходах вуза
>> 
Среди этих критериев основным считался II.6 «Объем НИОКР в расчете на одного НПР» – это сумма всех грантов и хоздоговоров на НИОКР, разделённая на число научно-педагогических работников. Именно этот критерий определял, является ли вуз эффективным или не эффективным в сфере науки. Остальные критерии носили информационно-аналитический характер. Но они показывают, какие именно критерии в Министерстве считают важными.
Обратите внимание: здесь уже чётко определены, где мы должны публиковаться. Никаких абстракций типа «ведущие журналы», к которым можно причислить всё что угодно. Очень чёткое определение – учитываются только статьи в журналах из Web of Science, Scopus, РИНЦ.
И ещё один момент: государство здесь не интересуется, сколько у нас объектов интеллектуальной собственности. (Это число вполне можно «раздуть» – я знаю, в некоторых вузах патентуют даже методику преподавания в начальных классах.) Государство интересуется, какой доход мы получаем от этих объектов. Ведь именно возможность эксклюзивного коммерческого использования интеллектуального продукта – это главный стимул и цель получения патентов. Если патенты не используются коммерчески, то это или неиспользуемый ценный ресурс или бумажки для отчётов. (Конечно, не каждый патент тут же может быть коммерциализирован – порой проходит несколько лет до момента, когда сложится хорошая конъюнктура, чтобы вывести на рынок то или иное изобретение).
Но мы увидим далее, что в других критериальных системах государство ценит также и само количество патентов. Здесь действует простая логика: сначала оценим, сколько патентов у них есть, а потом уже будем смотреть, сколько денег они на этих патентах зарабатывают. Вообще, надо сказать, что патентование у нас в последние годы активизировалось. Одна из причин этого в том, что мы освоили весьма непростое административно-документационное сопровождение этого процесса.

Важным источником критериев для оценки научно-исследовательской деятельности университета являются индикаторы и показатели разнообразных государственных программ по финансовой поддержке науки. Выполнение научных исследований вузом по государственному заказу в рамках той или иной программы предполагает, что вуз вносит вклад в достижение показателей этой программы. Победа в грантовом конкурсе или успех отчёта во многом зависят от того, соответствуют ли достижения вуза и (или) конкретного научного коллектива некоторым показателям программы.
Чемпионат мира по тяжелой атлетике 2007 г. Россиянин Евгений Чигишев. Источник изображения: http://www.newsru.com/arch/sport/26sep2007/heavy_metal.html
На данный момент наиболее авторитетным документом, содержащим общую стратегию развития науки в нашей стране, является Государственная программа Российской Федерации «Развитие науки и технологий» на 2013-2020 годы (ГП РНТ). В качестве основных (наиболее обеспеченных финансированием) механизмов реализации ГП РНТ выступают федеральные целевые программы, которые являются планами расходования государственных средств и за счёт которых, в частности, формируется около половины научного бюджета нашего вуза.

В ГП РНТ содержится перечень показателей, существенно отличающихся от аккредитационных. Это свидетельство того, что простое признание «права вуза на существование» ещё не означает автоматически, что наука в нём будет интенсивно финансироваться из госбюджета. Для того, чтобы добиться права на крупные госзаказы и субсидии, университету необходимо соответствовать более жёстким требованиям. Если университетские научные коллективы и вуз в целом стремятся привлекать «научные деньги» из госпрограмм, мы должны научиться вносить свой заметный вклад в рост показателей госпрограмм, ориентироваться на эти показатели.
<< 
«– …Число публикаций в мировых научных журналах, индексируемых в базе данных "Сеть науки" (WEB of Science);
– число публикаций российских авторов в научных журналах, индексируемых в базе данных Scopus, в расчете на 100 исследователей;
– число цитирований в расчете на 1 публикацию российских исследователей в научных журналах, индексируемых в базе данных "Сеть науки" (WEB of Science);
– коэффициент изобретательской активности (число отечественных патентных заявок на изобретения…);
– удельный вес машин и оборудования в возрасте до 5 лет в общей стоимости машин и оборудования в организациях, выполняющих научные исследования и разработки;
– удельный вес публикаций в соавторстве с зарубежными учеными в общем числе публикаций российских авторов в научных журналах, индексируемых в базе данных Scopus;
– средний возраст исследователей; удельный вес исследователей в возрасте до 39 лет в общей численности исследователей;
– удельный вес внебюджетных средств во внутренних затратах на исследования и разработки;
– отношение средней заработной платы научных работников к средней заработной плате в соответствующем регионе;
>> 
<< 
В Федеральной целевой программе "Научные и научно-педагогические кадры инновационной России" на 2014 - 2020 годы приведён следующий список индикаторов и показателей:
«Средний возраст исследователей - участников Программы…; доля исследователей в возрасте до 39 лет в общей численности исследователей…;
количество студентов, аспирантов, докторантов и молодых исследователей из организаций - участников Программы, закрепленных в сфере науки, образования и высоких технологий …;
доля аспирантов и докторантов, представивших диссертации в диссертационный совет, в общей численности аспирантов и докторантов…;
количество студентов, аспирантов, докторантов и молодых исследователей, принимавших участие в предметных олимпиадах, конкурсах научных работ и других мероприятиях, проводимых в области науки и техники в рамках Программы…;
доля исследователей - участников Программы, результаты работы которых в рамках мероприятий Программы опубликованы в мировых научных журналах, индексируемых в базе данных "Сеть науки" (WEB of Science) (нарастающим итогом)…;
число цитирований в расчете на одну подготовленную в рамках исследовательских проектов Программы публикацию в научных журналах, индексируемых в базе данных "Сеть науки" (WEB of Science)…;
доля научно-педагогических работников вузов - участников Программы, охваченных программами международной и внутрироссийской академической мобильности научно-педагогических работников в форме стажировок, повышения квалификации, профессиональной переподготовки и других формах (нарастающим итогом)…;
доля доходов от научно-исследовательских и опытно-констукторских работ из всех источников по приоритетным направлениям развития национальных исследовательских университетов в общих доходах национальных исследовательских университетов…».
>> 
<< 
«Прирост числа публикаций по результатам исследований и разработок в ведущих научных журналах…;
прирост числа патентных заявок, поданных по результатам исследований и разработок…;
снижение среднего возраста исследователей…; рост доли исследователей в возрасте до 39 лет в общей численности исследователей - участников Программы…;
прирост количества новых рабочих мест…;
дополнительное увеличение внутренних затрат на исследования и разработки, включая внебюджетные средства…»
>> 
Министерство обозначило три ведущих мировых рейтинга (ARWU, THE, QS), на которые должны ориентироваться ведущие вузы. И начало распределять субсидии вузам для улучшения позиций в этих рейтингах. Интересно посмотреть, каким критериям должен удовлетворять вуз, чтобы получить статус «ведущего» (этот статус означает получение субсидий – сотни миллионов рублей – на развитие науки, научной инфраструктуры и публикационной активности).

<< 
Из «Критериев ведущего вуза», утверждённых приказом Минобрнауки в 2013 году:
«…г) численность аспирантов, ординаторов, интернов, обучающихся по очной форме обучения, в расчете на 100 студентов (приведенного контингента), обучающихся по основным профессиональным образовательным программам высшего образования, в году, предшествующему году, в котором проводится отбор вузов, - не менее 4,9 человек;
д) объем внутренних затрат на научные исследования и разработки в расчете на одного научно-педагогического работника, включая работающих на условиях штатного совместительства (внешних совместителей), без работающих по договорам гражданско-правового характера (далее - НПР), в году, предшествующему году, в котором проводится отбор вузов, - не менее 220 тыс. рублей;
е) количество публикаций в изданиях, индексируемых в реферативно-библиографических базах научного цитирования Web of Science или Scopus, в расчете на 100 НПР - не менее 5…»
>> 
Многие критерии имеют пороговые значения. Условно говоря, если значение критерия ниже порога, то это плохо (например, вуз признаётся неэффективным), если выше – то хорошо (можно выдохнуть). В разных критериальных системах для одних и тех же критериев предусмотрены разные пороговые значения. Например, вуз может считаться эффективным при объёме финансирования исследований в среднем 50 тыс. руб. на сотрудника, но претендовать за статус ведущего вуза – лишь при 220 тыс. руб.
Рекордсмен мира в беге на 110 метров с барьерами Лю Сяня (на фото — слева). Источник изображения: http://expert.ru/russian_reporter/2008/29/kto_vygraet_olimpiadu/media/32470/
Кстати, обратите внимание на пороговое значения критерия «количество статей в Web of Science / SCOPUS» для ведущего вуза – 5 статей на 100 человек. Это много или мало? По этому вопросу в околонаучной прессе возникли некоторые споры? Я знаком с мнением: «Что это за ведущий вуз, если в хороших журналах в год публикуется только пять статей на сто человек?». На первый взгляд, эта критика может показаться справедливой. Но я думаю, что, устанавливая этот порог, в министерстве исходили из того, что даже такая скромная цифра для абсолютного большинства вузов – недосягаемая высота. Державинский университет почти в два раза не дотягивает до неё (у нас этот показатель равен 2,62 в 2012 году). А, например, в Балтийском федеральном университете имени Иммануила Канта этот показатель равен 2,58. Это, правда, не есть повод для нашей гордости, это повод для беспокойства калининградцев. На самом деле, среди крупных университетов это один из самых низких показателей.

В разных критериальных системах отличаются и формулировки критериев. Так, среди аттестационных критериев есть «Количество научных публикаций в ведущих российских и зарубежных журналах на 100 человек научно-педагогического состава» (без упоминания, какие именно журналы считать ведущими: должны ли они входить в список ВАК или в какую-либо систему цитирования). Критерии мониторинга эффективности конкретизируют, какие именно журналы публикуют статьи, учитывающиеся как значимые научные достижения. Такие журналы должны входить или в РИНЦ, или в Scopus, или в WoS. А ГП РНТ не упоминает статей, представленных в РИНЦ.
Никакая из приведённых выше влиятельных критериальных систем не требует публикации статей в изданиях из списка ВАК. Но известно, что, например, для подтверждения статуса члена диссертационного совета такие статьи по-прежнему учитываются. Вообще публикации в ВАКовском списке нужны только для защиты диссертаций и для участия в работе диссоветов. Сам список себя настолько дискредитировал, что эксперты в большинстве случаев (и при оценивании заявок, и при оценивании отчётов) уже не смотрят на то, являются ли публикация ВАКовской или нет, – лишь бы публикация была в авторитетном журнале. Во многих отчётных формах уже нет даже атрибутации журнала по отношению к ВАКовскому списку.
Пару недель назад был опубликован «практически утверждённый» перечень критериев оценки для научных организаций (институтов РАН).  Нас он пока формально не касается. Но уверен: если этот список будет внедрён в РАН, то по тем же критериям будут оценивать и университетскую науку. Действительно: чем наука в РАН отличается от науки в университетах? почему должны быть разные критерии, двойные стандарты? Всего здесь 25 критериев, но планируется выбирать по 5-7 для разных типов организаций. Не буду приводить весь этот список из 25 критериев - в общем-то, там нет ничего нового.

Можно ли уже сейчас представить будущую критериальную систему для науки?
Итак, основной тренд чётко обозначен: наши игры вокруг «научных денег» и статусов перемещаются из диссоветов в редакции журналов (причём, как правило, журналов зарубежных или российских международного класса) и в залы переговоров с венчурными инвесторами.
Что же дальше? На что нам равняться уже сейчас, чтобы завтра в одночасье не оказаться аутсайдерами без претензий на лидерство или даже без перспектив выживания?
В многообразии нестройных и стихийных критериальных систем мы можем обнаружить некоторые приоритеты. Именно на основании этих приоритетных критериев университет оценивается уже сейчас и будет оцениваться обществом и государством. На основании этих критериев нам будет выделяться или не выделяться дополнительное финансирование. На их основании министерство будет судить, достигли мы или нет уровня современного эффективного вуза:
1. количество статей в журналах из Web of Science (WoS);
2. количество цитирований в системе Web of Science трудов сотрудников университета;
3. объём финансирования научных исследований в вузе /// три первых критерия – самые важные; например, о системе Web of Science публично упоминал даже Президент России;
4. количество статей и в журналах из SCOPUS, РИНЦ /// SCOPUS и РИНЦ не всегда упоминаются в качестве основных систем для оценки публикационной активности, но для оценок по проектам среднего уровня (до нескольких миллионов рублей) этот критерий, судя по всему, останется;
5. количество цитирований в системах SCOPUS, РИНЦ трудов сотрудников университета;
6. изменение возрастной структуры (омоложение) научно-педагогических кадров /// подготовка аспирантов для «закрепления» в науке, то есть зачисление в штат молодых специалистов;
7. количество результатов интеллектуальной деятельности (РИД) в форме, главным образом, патентов /// к РИДам относятся также государственные регистрационные свидетельства на программы и базы данных, а также ноу-хау; эти типы РИДов, очевидно, также будут учитываться, но они котируются существенно ниже патентов;
8. объём средств, полученных от коммерциализации РИДов, в т.ч. с привлечением внешних инвестиций.

Поясню некоторые пункты этого списка.
По первому пункту обычно возникает закономерный вопрос: а какое, собственно, количество статей в журналах из WoS считается нормальным. Формального порога нет. Есть рекомендательный. В «Положении о госзадания вузам на НИОКР» можно обнаружить следующую любопытную таблицу, устанавливающую, что учёному, чтобы считаться «ведущим», рекомендуется за несколько последних лет иметь некоторое число публикаций в WoS:
Области наук
Минимальное количество публикаций в журналах из Web of Science, SCOPUS за последние 5 лет, ед.
Естественные и точные науки

Математика
7
Компьютерные и информационные науки
7
Физика
7
Химия
7
Науки о Земле и смежные экологические науки
7
Биология
7
Техника и технологии

Строительство и архитектура
5
Электротехника, электронная техника, информационные технологии
5
Механика и машиностроение
5
Химические технологии
5
Технологии материалов
5
Медицинские технологии
5
Энергетика и рациональное природопользование
5
Экологические биотехнологии
5
Промышленные биотехнологии
5
Нанотехнологии
5
Медицинские науки и науки о здоровье

Фундаментальная медицина
5
Клиническая медицина
5
Науки о здоровье
5
Медицинские биотехнологии
5
Сельскохозяйственные науки

Сельское хозяйство, лесное хозяйство, рыбное хозяйство.
5
Скотоводство и молочное дело.
5
Ветеринария.
5
Сельскохозяйственные биотехнологии.
5
Социальные науки

Психология
3
Экономика и бизнес
3
Педагогика
3
Социология
3
Право
3
Политология
3
Социальная и экономическая география
3
СМИ и массовые коммуникации
3
Гуманитарные науки

История и археология
3
Языки и литература
3
Философия, этика, религия
3
Искусствоведение
3

Конечно, у многих из нас и наших коллег (и из других университетов, и из академических институтов) нет такого количества публикаций в журналах WoS. И не потому, что они какие-то «не-ведущие». Просто потому, что такая задача не ставилась… Ведь от нас всегда требовали ВАКовские статьи... Подумайте, насколько архаична ВАКовская система, по правилам которой мы вынуждены жить: чтобы защитить диссертацию ВАК нас принуждает делать ВАКовские статьи (причём, чем дальше, тем больше), а чтобы считаться «ведущим учёным» оказывается нужны совсем другие публикации!
Правда, формально журналы из WoS и SCOPUS автоматически входят в список ВАКа, а значительная часть солидных российских журналов (хотя, конечно, не все) позаботились о приобретении ВАКовского статуса. Однако истина не может раствориться в море казуистики. Тысячи людей по всей стране честно и упорно тратили свои силы, ум, деньги на публикацию ВАКовских статей, а им сказали: «Ребята, извините, но мы аккредитовали для ВАКовского списка массу мусоросборников, да и сам список это сомнительная идея – поэтому у вас теперь есть только корочка, а научных достижений вроде бы как и нет».
Арбитр Виктор Кашшаи признал, что возглавляемая им бригада арбитров допустила ошибку, не засчитав гол Марко Девича в матче Англия-Украина на Евро-2012: «Мне трудно перенести то, что случилось, ведь я знаю, сколько людей верило в нас. Но нельзя изменить то, что уже произошло». Источник: http://novosti.ua/sport/61337
По четвёртому пункту. В некоторых критериальных системах игнорируется количество статей и цитирований, учтённых в Российском индексе научного цитирования (РИНЦ). Конечно, для оценки научных достижений на общемировом фоне требуется учитывать результаты в глобальных системах типа Web of Science или SCOPUS. Однако игнорирование национальной информационной системы считаю недопустимым. Иначе в России не останется шансов на модернизацию научных журналов, на создание единого информационного исследовательского пространства, на формирование независимых интеллектуальных течений.

По седьмому пункту. У нас РИДом иногда считают свидетельство о регистрации электронного продукта в «Информрегистре»… такое зелёное…
Это не РИД (в формальном смысле понятия РИД). По статусу это свидетельство приравнивается к простой не-ВАКовской публикации, которая также не имеет никакого отношения к WoS, SCOPUS или РИНЦ.

Помимо патентов, к РИДам относятся также государственные регистрационные свидетельства на программы и базы данных, а также ноу-хау (этот РИД регистрируется самим университетом). Но статус этих видов РИДов сейчас сильно девальвирован, в связи с массовой явочной регистрацией по стране всякой, мягко говоря, не слишком интеллектуальной продукции. Как обычно, немонетарное и не достаточно выверенное административное давление вызывает «внизу» имитацию результатов и накручивание показателей.
Рано или поздно (судя по всему, «рано») принципы учёта и оценивания достижений должны будут соединены в стройную, продуманную, единую и достаточно стабильную систему. Только в этом случае они будут оказывать благотворное влияние на реформирование высшего образования, а не только решать сиюминутные, туманно осознаваемые информационные потребности временных рабочих групп, плохо связанных или не связанных вообще с общей государственной научной политикой.
Очевидно, по большинству критериев будут существовать пороговые значения. Причём, будут отличаться «пороговые значения выживания» от «пороговых значений лидерства». Преодолев первый порог, вуз может претендовать на существование, преодолев второй порог – претендовать на принципиальное увеличение финансирования в качестве ведущего научного и образовательного центра.
Конечно, единая общенациональная критериальная система будет иметь вариации, отражающие, во-первых, специфику вузов (классические, технические, педагогически и пр.) и, во-вторых, специфику отдельных отраслей знания (естественные науки, социо-гуманитарные науки, технические и инженерные науки и пр.). Но нам это не столь важно, поскольку классическому вузу никаких «послаблений» сделано не будет.
Уже сейчас заметно, что совокупность критериальных систем является иерархической. На каждой новой ступени вверх меняется (повышаются) пороговые значения критериев (то есть возрастает уровень, жёсткость требований) и сокращается (как ни странно, на первый взгляд) число критериев. Ближе к вершине остаются только самые важные, самые репрезентативные, самые чёткие, самые независимые критерии, которые труднее всего раздуть, разогнать, подтасовать. Я бы выделил вот такие ступени:
0. Минимальные требования зафиксированы в системе аккредитационных критериев (если вуз хочет просто получить шанс «появиться на свет», то он должен соблюдать этот набор требований).
1. Но чтобы продолжать спокойно существовать, не рискуя подвергнуться «оптимизации» и «реорганизации» вуз должен соответствовать критериям мониторинга эффективности. Это уже средний (или нормальный) уровень требований. Их выполнение обеспечивает стабильное выживание.
2. Высокий уровень требований устанавливается федеральными целевыми программами и иными государственными программами. Выполнение этих требований подразумевает для вуза возможность просто развиваться.
3. Наконец, высший уровень требований, на данный момент, зафиксирован в «критериях ведущего вуза». Вуз должен соответствовать этим требованиям, чтобы участвовать с каким-то непризрачным шансом на победу в конкурсах на сверхфинансирование (например, в конкурсах на получение статуса «ведущего» или «национального исследовательского» или «федерального», в конкурсах на получение «мегагрантов» и прочее). Эти требования нужно выполнить, чтобы выйти на высокую орбиту.
Источник изображения: http://www.vvv.ru/news/index.php3?news=82946 или http://www.stadium.ru/News/Region/09-10-2013-vo-frantsii-proidet-sedmoi-atap-molodezhnogo-kubka-evropi-po-skalolazaniyu
Может быть, это всё не коснётся лично большинства учёных?
Нет; судя по всему, новые тренды министерства дойдут до всех.
Наставник екатеринбургской "Уралочки" Николай Карполь – самый титулованный волейбольный тренер мира. Под его руководством «Уралочка» завоевала золото в 25 чемпионатах СССР (а затем - России). Источник изображения: "Фан-клуб ВК "Северодончанка" http://sever-volley.at.ua
Очевидно, в большинстве вузов рано или поздно «внешняя» систему критериев будет связана с «внутренней» системой критериев, которая определяет распределение статусов и доходов между сотрудниками вуза. Критерии оценивания – это по существу требования, которые предъявляются государству вузу. Но вуз это не абстрактная «контора», это вполне конкретная корпорация, сообщество. И выполнять эти требования могут только и именно члены этого сообщества. По меньшей мере, странной выглядит ситуация, когда от университета требуют публикаций в журналах из Web of Science, а для подтверждения карьерных притязаний университетского учёного достаточно, чтобы он публиковал раз в пять лет одни и те же тезисы в Интернет-материалах региональных заочных конференций. Требования, предъявляемые к вузу, во многих университетах просто транслируются сотрудникам. Причём, транслируются через критерии внутреннего рейтинга (который в свою очередь определяет принципы замещения должностей и назначения надбавок). Это вполне естественный подход: университет предъявляет своим сотрудникам те же самые требования, которые общество и государство предъявляют университету.

Мы знаем, что у нас это не совсем так. Наверное, во многом потому, что какая-то единая и юридически зафиксированная общенациональная система критериев научных достижений – это пока дело будущего. Хотя и не далёкого будущего. Государство постоянно меняет если не сами приоритеты, то нюансы предъявляемых требований. Я приводил много примеров стихийности и несостыковки разных критериальных систем, исходящих из министерства. (Например, будут ли статьи из SCOPUS столь же важны, как и статьи из WoS; будут ли считаться достижением статьи в РИНЦ; имеет ли какой-то смысл список ВАК или уже нет; и многое другое) Это далеко не праздные вопросы, если когда-нибудь от ответа на них будут зависеть критерии, по которым определяется положение человека во внутриуниверситетском рейтинге.
Предупреждён, значит вооружён)) Желаю удачи!



Дмитрий Жуков

Центр исследования политических трансформаций centrtsu.ru
Центр фрактального моделирования  ineternum.ru
Кафедра международных отношений и политологии
ineternatum@mail.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий