понедельник, 13 октября 2014 г.

Какие импакт-факторы РИНЦ у научных журналов, в которых мы публикуемся?

Импакт-фактор (ИФ) – численный показатель престижа научного журнала. В соответствии с ИФ оценивается уровень журналов и качество статей, опубликованных в них. Может быть, в последнее время Вы стали замечать, что во всех Ваших грантовых заявках, научных отчётах и разного рода анкетах и рейтингах от Вас требуют указывать импакт-факторы журналов, в которых опубликованы Ваши статьи? Что бы это значило? А какой, собственно, импакт-фактор журналов, в которых публикуются наши статьи? Может быть, 99,9% наших статей публикуются в журналах, которые научными являются лишь формально, но не считаются по существу таковыми экспертами фондов и Минобрнауки? И, конечно же, любопытный (хотя иногда и бессмысленный) вопрос: а кто впереди? у каких журналов из ТГУ и ТГТУ выше импакт-фактор?

Что такое импакт-фактор РИНЦ?
Прежде всего, несколько слов о том, что такое импакт-фактор и, в частности, что такое импакт-фактор РИНЦ (ИФ РИНЦ).
Российский индекс научного цитирования (РИНЦ) рассчитывается на основе научных публикаций, размещённых в НЭБ (Национальная электронная библиотека, http://elibrary.ru). Благодаря усилиям этой организации с 2005 года разрабатывается и активно внедряется аналитический инструментарий, позволяющий получать необходимые наукометрические данные о публикационной активности и цитируемости того или иного журнала и автора.
Импакт-фактор (ИФ) – численный показатель престижа научного журнала. Если отвлечься от некоторых математических тонкостей, ИФ можно определить как отношение количества цитирований к количеству всех статей в журнале за определённый период. ИФ – это индекс цитируемости журнала.
В соответствии с ИФ оценивается уровень журналов и качество статей, опубликованных в них. Конечно, авторитетные международные системы SCOPUS и Web of Science тоже рассчитывают ИФ журналов, с которыми сотрудничают. Я надеюсь рассказать об этом когда-нибудь потом, а здесь сосредоточусь лишь на импакт-факторе по версии РИНЦ.
Импакт-фактор РИНЦ рассчитывается по состоянию на прошлый год (реально есть данные только за позапрошлый год) и может охватывать разные периоды (количество лет, данные за которые используются в расчете ИФ). Так, есть двухлетний ИФ РИНЦ (он может быстро меняться), а также пятилетний ИФ РИНЦ (он более консервативный и считается более репрезентативным). На данный момент самые последние обнародованные импакт-факторы российских журналов – это «двухлетний ИФ РИНЦ 2012» и «пятилетний ИФ РИНЦ 2012».
Импакт-факторы журналов по версии РИНЦ можно посмотреть на вкладке «анализ публикационной активности журнала» на странице журнала на сайте elibrary.ru, нажав на значок «статистика»:  Вот, например, страница«анализ публикационной активности» журнала Pro nunc.

Импакт-факторы всех российских научных журналов обычно невысоки. И причин здесь множество. Система РИНЦ пока не содержит полные архивы журнальных статей. Сама культура цитирования российских учёных отличается от западной. Пристатейные списки литературы (references) в средней российской статье в 4 раза короче, чем в средней зарубежной (в среднем 10 references в российской статье против 40 references в зарубежной). Кроме того, журналы не всегда корректно работают со ссылками (просто вырезают их – да-да бывает и такое!!! – или искусственно ограничивают их число). Далеко не все журналы стремятся публиковать «цитабельные» статьи, привлекающие большое внимание научного сообщества, делая ставку на большое количество оплаченных авторами материалов, а не на качество и эксклюзивность публикаций.

Зачем ИФ, если есть список ВАК?
Если мы, в духе какого-нибудь средневекового борца с ересью, испытываем острую потребность «отделить агнцев от козлищ» и «воздать всем по заслугам», то нас должен мучить вопрос: зачем нам какие-то новые современные средства ранжирования журналов, если есть список ВАК?
Действительно, в нашей стране показателем важности научного издания длительное время служила его принадлежность к списку научных журналов Высшей аттестационной комиссии Минобрнауки России. Этот список представляет собой перечень «ведущих рецензируемых научных журналов, рекомендуемых ВАКом для опубликования основных научных результатов диссертаций на соискание учёной степени кандидата и доктора наук».
Итак, если мы хотим защитить диссертацию, то публикуемся в ВАКовских журналах, а если хотим получить грант или представить свои достижения активному и влиятельному научному сообществу – публикуемся в хороших журналах, которые иногда (но лишь иногда) бывают ВАКовскими.
Многие журналы, включённые в перечень ВАК, не выдерживают проверки точными наукометрическими методами – в частности, многие из «ваковских» журналов обладают очень низким ИФ. В своих последних проектных документах ВАК предполагает использовать ИФ а качестве основного критерия для формирования списка изданий, рекомендуемых для опубликования основных научных результатов диссертаций на соискание учёной степени. Вообще список ВАК является допотопной мерой по «совершенствованию» издательской активности и теперь уже ясно, что этот список самим фактом своего существования тормозит и извращает публикационную активность и авторов, и журналов. Список ВАК официально провозглашён «временной мерой». Очевидно, когда наступит торжество цивилизации над средневековым администрированием, журналы будут ранжироваться «сами собой» - через признание репутации редакций научным сообществом и через инструменты РИНЦ (причём, это в числе таких инструментов не только ИФ – есть ещё и общий рейтинг РИНЦ, и тематические рейтинги РИНЦ).

Какие импакт-факторы РИНЦ у тамбовских журналов? Кто впереди, а кто – отстаёт?
Я провёл краткий анализ импакт-факторов журналов ТГУ, ТГТУ и МичГАУ. Аналитика представлена только по научным журналам, которые:
1. издаются в Тамбове (здесь есть одно исключение: в анализ включён одни журнал, издающийся в Мичуринске, - Вестник Мичуринского государственного аграрного университета);
2. выпускаются регулярно и до настоящего момента, включены в РИНЦ.
3. имеют ненулевое цитирование;
4. выпускаются ТГУ, ТГТУ, МичГАУ, а также аффилированными с ТГУ и ТГТУ организациями и/или редакциями. (Здесь «аффилированными» я называю организации не в строго юридическом смысле; я просто имею в виду организации или отдельные редакции, которые «генетически», неформально и персонально связаны с университетами).
В таблицах далее синим цветом выделены журналы Державинского университета; светло-синим – журналы организаций, аффилированных с Державинским университетом. Красный цвет – журналы ТГТУ; оранжевый – журналы организаций, аффилированных с ТГТУ.

Я размещу мультидисциплинарные журналы и специализированные журналы в разных таблицах, поскольку это типологически разные издания.
Сортировка журналов даётся по среднему значению двух рейтингов. Один рейтинг рассчитывается по «пятилетнему ИФ РИНЦ 2012 без самоцитирования», другой рейтинг – по «двухлетнему ИФ РИНЦ 2012 без самоцитирования».
«Пятилетний ИФ РИНЦ 2012 без самоцитирования» считается самым консервативным и репрезентативным ИФ. Но, как мы увидим, это не единственный критерий для рейтингования. Например, «двухлетний ИФ РИНЦ 2012 без самоцитирования» генерирует существенно иную картину. «Двухлетний ИФ РИНЦ 2012» демонстрирует динамику и перспективы журнала. Замечу, что многие журналы не имеют пятилетнего ИФ не в силу своей «неавторитетности», а в силу своей относительной молодости (просто они просуществовали на момент 2012 года менее пяти лет).
Зелёным цветом в каждой таблице выделены три журнала-лидера по двухлетнему и пятилетнему ИФ.
Вот результаты:
рейтинг по пяти-
летнему ИФ
рейтинг по двух-
летнему ИФ
среднее двух рейтин-гов
Мультидисциплинарные журналы
5-летний ИФ РИНЦ 2012 без самоцити-рования
2-летний ИФ РИНЦ 2012 без самоцити-рования
1
1
1
Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и
практики
0,185
0,174
2
2
2
Вестник Тамбовского государственного
техническогоуниверситета
0,147
0,168
3
3
3
Перспективы науки
0,140
0,151
5
4
4,5
Вопросы современной науки и практики.
Университет им. В.И. Вернадского
0,088
0,091
4
5
4,5
Социально-экономические явления и
процессы
0,113
0,088
6
7
6,5
Вестник Тамбовского университета.
Серия: Гуманитарные науки
0,051
0,067
8
8
8
Вестник Мичуринского государственного
аграрного университета
0,039
0,042
11
6
8,5
Молодежь и социум

0,071
9
9
9
Вестник Тамбовского университета.
Серия: Естественные и технические науки
0,031
0,034
7
11
9
Актуальные инновационные
исследования: наука и практика
0,046
0,019
10
10
10
Альманах современной науки и образования
0,015
0,021
Таблица 1. Импакт-факторы РИНЦ 2012 некоторых мультидисциплинарных журналов

рейтинг по пяти-летнему ИФ
рейтинг по двух-летнему ИФ
среднее двух рейтин-гов
Специализированные журналы
5-летний ИФ РИНЦ 2012 без самоцити-рования
2-летний ИФ РИНЦ 2012 без самоцити-рования
1
4
2,5
Вопросы когнитивной лингвистики
0,284
0,293
2
3
2,5
Pro nunc. Современные политические
процессы
0,254
0,652
6
1
3,5
Fractal Simulation

2,667
6
2
4
Ineternum

1,379
3
5
4
Когнитивные исследования языка
0,088
0,065
4
6
5
Филологические науки. Вопросы теории
и практики
0,063
0,061
5
7
6
Психолого-педагогический журнал
Гаудеамус
0,058
0,051
6
7
6,5
Альманах теоретических и прикладных исследований рекламы


6
7
6,5
Филологическая регионалистика


6
7
6,5
Философские традиции и современность


Таблица 2. Импакт-факторы РИНЦ 2012 некоторых специализированных журналов

Подробный анализ этих таблиц я проводить не буду. Но хотелось бы обратить внимание на самые очевидные выводы.

Среди мультидисциплинарных журналов лидерами являются, безусловно, издания ТГТУ или связанные с ТГТУ. Посоревноваться на равных с ним может только один Державинский мультидисциплинарный журнал – Социально-экономические явления и процессы.
А вот среди специализированных журналов и по качеству и по количеству доминируют издания Державинского университета и аффилированных общественных организаций.
Причём, обратите внимание: бόльшую часть специализированных журналов издают не университеты, а общественные организации, инициативные группы учёных за счёт собственных или спонсорских средств – в режиме «не благодаря, а помимо». Университеты (и Державинский, и ТГТУ) предпочитают поддерживать мультидисциплинарные журналы, чтобы обеспечить своих аспирантов и диссоветы удобными публикационными площадками. Собственно, диссоветы работой обеспечены, но вот научную репутацию университетских учёных и грантоспособность наших учёных это не улучшает: мультидисциплинарные журналы остаются малочитаемыми и маловлиятельными. Единственное исключение здесь – «Социально-экономические явления и процессы». Это журнал формально мультидисциплинарный, но фактически с ярко выраженной дисциплинарной и тематической направленностью. Это позволяет ему публиковать профессиональные статьи, а не быть всего лишь проплаченным авторами «сборником всего и вся». Отсюда хорошие показатели и динамика журнала.
Специализированные журналы не являются приоритетными получателями поддержки со стороны университетов. (Между тем, именно специализированные журналы могут весьма способствовать стабилизации научных школ, стимулировать отдельные направления, в которых наши учёные имеют приоритет; такие журналы имеют больше шансов интегрироваться в будущем в глобальное пространство научно-информационного обмена и т.п.) Безусловно, такая политика навязана университетам самой логикой ВАКовских правил, касающихся журналов и диссоветов. Но, конечно же, такая политика является, по существу, противоположной и мировой, и нормальной отечественной издательско-публикационной практике.
Относительно новое и перспективное явление как в Державинском университете, так и в российском научном сообществе в целом – создание своего рода «сверх-специализированных» журналов, освещающих исследования по небольшому числу научных проблем. Такие журналы представляют собой публикационную платформу для небольшого авторского коллектива единомышленников. А появление таких журналов – показатель формирования устойчивых научных школ, имеющих заметное влияние в своей дисциплине. Например, политологи и международники нашего университета издают журнал «Pro nunc. Современные политические процессы», историки и специалисты в области прогнозирования – журнал «Ineternum», философы – «Философские традиции и современность», специалисты в области фрактального моделирования – «Fractal simulation». Не буду перечислять все журналы подобного рода; замечу лишь, что некоторые из них уже приобрели высокий двухлетний импакт-фактор РИНЦ.
Диверсификация и развитие публикационных платформ – это проявление естественного, закономерного развития научного информационного пространства. Только в «насыщенной» информационной среде, создаваемой множеством специализированных журналов, смогут существовать и быть успешными (то есть цитируемыми) немногочисленные топовые журналы.
Не могу не порадоваться за наш журнал «Pro nunc. Современные политические процессы», который издаётся Центром исследования политических трансформаций. Показатели этого журнала высокие. Это – логичный результат работы редакторской команды и хорошей поддержки, которая оказывается журналу со стороны университета. Это прекрасное свидетельство того, как быстро и успешно может развиваться специализированный журнал при наличии поддержки (даже весьма незначительной по сравнению с мультидисциплинарными проектами).

В заключение приведу несколько ссылок на сайты журналов, в которых я лично публиковался, которые лично мне нравятся (а некоторые из них делаются при моём участии) и которые мне представляются весьма современными по своим стандартам, позитивными и перспективными:





Философские традиции и современность 



Желаю удачи, больше хороших статей и позитивных рецензий!


Дмитрий Жуков

Центр исследования политических трансформаций centrtsu.ru
Центр фрактального моделирования  ineternum.ru
Научно-информационный отдел
Кафедра международных отношений и политологии
ineternatum@mail.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий