воскресенье, 30 марта 2014 г.

Можем ли мы стимулировать рост импакт-фактора журнала или Не пора ли обновить публикационную политику?

В сфере научной периодики близятся перемены. Неопределённость статуса ВАКовского списка; широкое внедрение наукометрических методов оценки эффективности научных журналов (расчёты импакт-факторов и разного рода рейтингов); повышение требований грантодателей к уровню публикаций; появление и развитие новых «не столичных» публикационных центров – всё это факторы определяют трансформацию современных научных изданий. Фактически речь идёт о некой новой публикационной политике. Из каких компонентов состоит такая политика? Какие цели она преследует? Какие благоприятные условия необходимо создать для её реализации? Вот те вопросы, которыми задаются издатели научных журналов.



Авторитет и престиж журнала – это всегда результат активной работы издательской группы в этом направлении. В современной ситуации недопустимы, как минимум, две позиции по отношению к этому вопросу:
1. Главное качественно и методично выполнять свою работу и только в этом случае авторитет и престиж журналу будут неизбежно обеспечиваться сами собой (стратегия «ожидания у моря погоды»).
2. Издание, достигшее определённых успехов в своём прошлом, сохранит авторитет и престиж на длительное своё будущее (стратегия «почивания на лаврах»).
Российский сектор научных исследований и разработок переживает период качественной трансформации – и подобные пассивные позиции в этих условиях не принесут результатов. Модернизация научно-исследовательской инфраструктуры связана не только с увеличением финансирования, но, прежде всего, с широким внедрением технологий инфраструктурного роста, в том числе, в сфере развития издательских платформ.
Одна из таких технологий – управление развитием импакт-фактора журнала. Импакт-фактор является численным показателем, оценивающим уровень журнала, качество опубликованных в нём статей. Методика расчёта этого показателя основана на анализе структуры цитирования публикаций научного издания в других журналах. В последние годы в России именно импакт-фактор становится основным средством оценки объектов государственных инвестиций в науку. Именно по статусу публикаций (импакт-фактор журнала) оценивается как квалификационный потенциал соискателя гранта, так и качество результатов, полученных в ходе реализации проекта.
Импакт-фактор обладает большим кумулятивным эффектом. Высокий импакт-фактор издания делает его более привлекательным для авторов. В свою очередь, возможность широкого выбора статей, представленных к публикации, обеспечивает высокий уровень журнала, повышает его рейтинг. Ещё одним положительным эффектом является ужесточение рецензирования в журналах, получающих статей заведомо больше, чем можно опубликовать.
В мире существует множество версий расчёта импакт-фактора. В отечественном научном пространстве такие расчёты производятся в рамках проекта «Российский индекс научного цитирования» (РИНЦ), реализуемого Национальной электронной библиотекой (НЭБ).
обозначу некоторые подходы к формированию публикационной политики, имеющей целью рост  импакт-фактора журнала.
 «Как вы яхту назовете, так она и поплывёт»
И начнём мы, как это ни странно, с проблемы названия журнала. Очень распространённое явление для целого ряда научных изданий – это длинные, порой из нескольких предложений названия. Вот несколько примеров таких изданий, зарегистрированных в НЭБ:
– «Историческая информатика. Информационные технологии и математические методы в исторических исследованиях и образовании».
–  «Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки».
Есть целый ряд объективных причин, обстоятельств и мотивов, объясняющих, почему тому или иному журналу дают такое длинное название. Однако необходимо помнить, что в сознании читателя – учёного, ссылающегося на статьи в этих изданиях, – подобные наименования не сохраняются  в полном объёме. Так журнал «Историческая информатика. Информационные технологии и математические методы в исторических исследованиях и образовании» воспринимается как просто «Историческая информатика», а «Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки» – просто «Вестник Тамбовского университета». Причём, в последнем случае возможны варианты: «Вестник Тамбовского государственного университета», «Вестник Тамбовского университета имени Г.Р. Державина» и, наконец, просто - «Вестник ТГУ».  В итоге это приводит к увеличению количества ошибок в оформлении библиографического описания в пристатейном списке литературы. После этого статьи с ошибочно описанными журналами загружаются в базу данных, и робот не может установить соответствие между имеющимся в пристатейном списке названием журнала и вашим «длинно названым» изданием в базе данных системы. Вы теряете цитирование, что препятствует росту импакт-фактора журнала.
Кто-то может возмутиться, заявив: «В конце концов, учёный на то и учёный, чтобы быть более внимательным к оформлению своих статей!». Это верно. Однако информационное давление на сознание современника столь сильно, а вызванный этим давлением дефицит внимания столь велик, что предъявлять строгие требования в этом вопросе становится просто бессмысленным.
Ещё одна проблема, связанная с названием журнала, возникает у изданий, которые ведут свою деятельность много лет и только сейчас столкнулись с необходимостью модернизировать свою издательскую платформу. Наиболее типичным примером здесь являются издаваемые на протяжении длительного времени материалы ежегодной конференции, которые решением редколлегии преобразуются в периодическое издание (журнал или альманах) с присвоением ISSN. Нередко у редакций возникает соблазн поменять название сборника материалов конференции на название, более соответствующее журналу или альманаху для регистрации его в качестве периодического издания. В большинстве случаев это оправдано. Но, меняя таким образом название своей издательской платформы, необходимо взвесить все понесённые в связи с этим потери. Подключив, впоследствии, издание с новым названием к РИНЦ, издатели лишаются возможности использовать существующие за предшествующие годы цитирования на статьи в старом издании для роста импакт-фактора. Можно, конечно, зарегистрировать в НЭБ, кроме нового, и старое  название издания, но всё равно ошибок привязки цитат не избежать.
Что мы публикуем и сколько?
Чуть больше месяца назад на нашем блоге была опубликована статья Д. Жукова «Какие импакт-факторы РИНЦ у научных журналов, в которых мы публикуемся?». В этой статье сопоставлялись результаты наукометрического анализа журналов, выпускаемых вузами Тамбовской области. Из этого сопоставления видно, что потенциал роста импакт-фактора у специализированных журналов гораздо больше, нежели чем у междисциплинарных. Во многом это объясняется тем, что количество запросов поиска научной информации и ссылок на неё в узкопрофильных периодических изданиях несоизмеримо больше чем в многопрофильных.
В Таблице 1 приведён список некоторых журналов, анализируемых в этой статье, имеющих 2-летний импакт-фактор по версии РИНЦ. Жёлтым маркером отмечены специализированные издания. Во второй колонке приведены значения импакт-фактора по версии РИНЦ, расположенные в возрастающем порядке.
№ пп
Журналы
2-летний ИФ РИНЦ 2012 без самоцити-рования
Среднее число статей в выпуске
1
Актуальные инновационные
исследования: наука и практика
0,019
71
2
Альманах современной науки и образования
0,021
71
3
Вестник Тамбовского университета.
Серия: Естественные и технические науки
0,034
54
4
Вестник Мичуринского государственного
аграрного университета
0,042
46
5
Психолого-педагогический журнал Гаудеамус
0,051
40
6
Филологические науки. Вопросы теории и практики
0,061
57
7
Когнитивные исследования языка
0,065
90
8
Вестник Тамбовского университета.
Серия: Гуманитарные науки
0,067
55
9
Молодежь и социум
0,071
17
10
Социально-экономические явления и
процессы
0,088
41
11
Вопросы современной науки и практики.
Университет им. В.И. Вернадского
0,091
32
12
Перспективы науки
0,151
36
13
Вестник Тамбовского государственного
технического университета
0,168
31
14
Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики
0,174
55
15
Вопросы когнитивной лингвистики
0,293
20
16
Pro nunc. Современные политические процессы
0,652
22
17
Ineternum
1,379
7
18
Fractal Simulation
2,667
6
Таблица 1. Данные по импакт-фактору и среднему числу статей в выпуске журналов, издаваемых вузами Тамбовской области
Очевидно, что разные журналы по-разному выстраивают и реализуют стратегию своего развития. В числе и специализированных, и междисциплинарных журналов есть группа лидеров и группа аутсайдеров. Но обратим внимание, что позиции аутсайдеров специализированной группы (5,6,7) по своему импакт-фактору стоят впереди аутсайдеров полидисциплинарной группы (1,2,3,4). Точно такое же правило распространяется и на лидеров специализированной (15,16,17,18) и полидисциплинарной (8,9,10,11,12,13,14) групп.
Эта нехитрая аналитика позволяет сделать некоторые выводы для формирования публикационной политики научного издания в сфере ответа на вопрос «Что мы будем публиковать?».  Если издательство принимает решение развивать многопрофильный многодисциплинарный журнал, то оно должно быть готово к тому, что поддержание удовлетворительной динамики роста импакт-фактора потребует привлечение дополнительных ресурсов. В то же время модель узкопрофильного специализированного журнала предоставляет в наше распоряжение менее ресурсозатратный потенциал роста импакт-фактора.
Теперь рассмотрим третью колонку Таблицы 1. Здесь приведены численные данные о среднем количестве статей в журналах. Если мы построим график, выражающей зависимость размера импакт-фактора журнала от среднего количества статей в журнале, то мы получим данные, отражённые на Рисунке 1.


Рисунок 1. Зависимость уровня импакт-фактора журнала от  среднего количества статей в одном номере журнала
График демонстрирует закономерность, уже давно известную в издательской среде. Дело в том, что при расчёте импакт-фактора большое значение играет охватываемость цитированием публикуемого материала. Таким образом, чем меньше статей публикуется в одном номере и чем меньше номеров издаётся в год, тем проще обеспечить высокие показатели импакт-фактора журнала. Кроме того, в информационном обществе «толстые» научные журналы скорее отпугивают, нежели привлекают страдающих нехваткой времени и дефицитом внимания читателей – и, следовательно, снижается цитабельность статей в таких изданиях.

Борьба с самоцитированием
Одна из серьёзных проблем, создающих трудности для роста престижа и авторитета региональных (не центральных) журналов, – высокий процент их самоцитирования. Подавляющее большинство университетских журналов (разнообразные «Вестники», «Ведомости» и «Бюллетени») – это платформа для публикаций сотрудников университета. При этом доля публикаций «местных» сотрудников в университетском журнале может превышать 50% от общего числа всех публикаций.
Для примера (рисунки 2 и 3) приведём аналитику НЭБ по распределению цитирующих публикаций по основным журналам двух вузов Тамбовской области – «Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки» и «Вестник Тамбовского государственного технического университета».
Рисунок 2.
Рисунок 3.
Статистика красноречиво показывает, что подавляющее большинство цитат на публикации журнала содержится в самом журнале. Конечно, можно допустить мысль, что журналы столь популярны, что в них публикуется огромное количество внешних по отношению к вузу авторов и их статьи очень востребованы у других авторов, также публикующихся в этом журнале. Однако статистика, представленная на рисунках 4 и 5, не менее красноречиво, указывает на то, что это не так. Речь идёт о сотрудниках университета цитирующих самих себя и друг друга на общей узкой публикационной площадке.
Рисунок 4.
Рисунок 5.
Представляется, что наиболее эффективными средствами борьбы с такими трудностями для региональных журналов являются различные модели сотрудничества с авторами и иными публикационными платформами. Предложим две из таких моделей.
1. Модель «журнал-автор-журнал». Эта модель предполагает развитие системы формальных и/или неформальных соглашений с авторами статей. В рамках этого сотрудничества издательская группа может реализовать две основные цели:
- в случае публикации статьи в своём журнале, уменьшить количество самоцитирований, предложив автору альтернативные работы цитируемых исследователей в других журналах (партнёрах по публикационной политики – см. следующую модель);
- в случае публикации статьи в не своём журнале, увеличить количество цитирований на свой журнал, предложив автору информационный массив научных статей по его тематике, опубликованных в своём журнале в последние годы.
1. Модель «журнал-журнал». Такая модель предполагает заключение договоров между публикационными платформами о проведении совместной публикационной политики.  Прежде всего, речь идёт об обмене информацией о научных статьях. Журналы-партнёры вполне могут взять на себя обязательства по обеспечению своих статей ссылками на статьи в партнёрских изданиях.



Сергей Лямин

Центр исследования политических трансформаций centrtsu.ru
Центр фрактального моделирования  ineternum.ru
Отдел мониторинга научных конкурсов и программ
Кафедра Российской истории
laomin@mail.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий